Красота — как культ женской глупости: почему интеллект уже не в моде

В моем классе училась невероятно глупая девочка. Не знаю, как у нее это получалось, но знания не задерживались в голове дольше, чем она читала параграф в учебнике. Она не могла ни запомнить, ни осознать ну совсем ничего: ни литературу, ни математику, ни английский. Она с трудом удерживала позиции между двойками и тройками. Но она была красива. Необычайно красива.

Учителя были к ней добры. Поняв, что всякий ее выход к доске — это мучительный позор, они стали реже ее спрашивать. И когда все-таки приходила ее очередь — старались не терзать. Кое-как промямлила пару тезисов — садись, «три». (Притом что обычно педагоги наслаждались глупостью ученика: они распинали его у доски, истязали, пока последняя капля глупости, невежества и лени не упадет на покрытый вонючей мастикой паркет). Мало того, она была самой популярной девушкой в школе.

Красота типа оправдывает все. Особенно женская. К мужчине, возможно, не будут так милосердны. Ну, если он не знаменитость. Известный актер, известный манекенщик — с ним будут приветливы, даже если это откровенный идиот.

Надо честно признать — красоту мы ценим больше всего. И уважаем как отдельный талант, который ставим куда выше ума.

Ни одна индустрия не имеет такого влияния, не рекламирует себя так агрессивно, как индустрия красоты. Я знаю наверняка, что книжные издательства тоже могут себе позволить ежемесячную рекламу чтения — но не делают ее. Почему не нанять какую-нибудь модель или знаменитость и не снять ее с книгой в руках и слоганом «Федор Достоевский. Я этого достойна!»? (Может, тогда продажи литературы можно будет сравнить с прибылью от тональных кремов.)

Но никто не дает советы об укреплении интеллекта; нет популярных упражнений для изучения иностранных языков; нет бодрых материалов о том, как сесть на диету из авторского кино. Нет никаких статей на тему «Как освоить к летнему сезону основы квантовой физики». Приятели могут сказать: «Боже, ты так потолстела, немедленно покупай абонемент в спортивный зал!» Но ты никогда не услышишь: «Господи, сериалы размягчили твой мозг, немедленно иди в библиотеку и читай Серена Кьеркегора!»
Красота — как культ женской глупости: почему интеллект уже не в моде

Люди не говорят: «Что-то за зиму я слишком набралась детективных романов. Я та-а-а-акая тупая!» Зато они изо всех сил стараются испортить тебе жизнь постоянным нытьем о том, как набрали лишних 200 граммов, или у них вскочил прыщ, или обозначились морщины вокруг губ. И никто, вот никто не рыдает из-за того, что стал меньше читать или плохо знает историю Средних веков.

Читайте также:  «Все начинается с мечты» — идеальное утреннее стихотворение

У меня есть знакомая, которая переживает, что у нее маленькая грудь. Я вообще не могу понять, как можно волноваться из-за размера груди. Это неподвластно моему разуму, вот честно. Всякий раз, когда она опять седлает эту тему, мне хочется сказать: «Грудь — это последнее, о чем тебе имеет смысл волноваться. Проблема в том, что за пять лет ты прочитала всего две книги. Тебе не сиськи надо вставлять, а читать русских философов и учить немецкий язык. И жизнь наладится!»

Подлость, собственно, в том, что от умных людей требуют, чтобы они были красивыми. Ты умная, но толстая и даже не пытаешься похудеть? Казнить!

Но если человек красивый, от него никто ничего не требует. Многих женщин унижают лишь потому, что у них короткие ноги или пухлый живот, но никто не кричит ежедневно о глупости моделей или о вопиющем невежестве спортсменов. Что хорошего в том, что футболист (или хоккеист, или боксер) закончил образование во втором классе средней школы? Почему спортивные достижения это оправдывают? Вот же музыканты тоже до пота и крови тренируются с самого детства, но они прекрасно образованны, умны. Я пока не встретила ни одного тупого пианиста или скрипача.

Я не отрицаю значения внешности. Я люблю всякие туфли и юбки, помады и маски для лица. Мне нравятся люди, которые занимаются спортом или йогой и которым важно, что они едят.

Проблема в том, что в наши дни внешность — это полноценный культурный продукт. Мы дошли до того, что на самой вершине массовой культуры — Ким Кардашьян, которая всемирно известна лишь потому, что разрисовывает лицо, переодевается и делает пластические операции.

Может, Мадонна никогда не была великой певицей, но она была человеком, у которого я научилась быть сексуальной. Не в том смысле, чтобы вставить себе как можно больше сисек, а чтобы понять, что женщина так же сексуально свободна, как мужчина, и что она имеет право получать удовольствие от секса, когда ей угодно, где угодно, с кем угодно. Уже только благодаря этому я считаю ее великой женщиной.

Я к тому, что лет двадцать назад даже самые попсовые личности не были пустышками. А сейчас кого из новейшей поп-культуры можно уличить в интеллекте или хотя бы оригинальности? Разве что актрису и сценаристку Лину Данем, но ее все презирают за то, что она толстая (ведь лишний вес обесценивает все достижения чистого разума).

Читайте также:  Почему матерям можно ныть и жаловаться

За последние 20 лет женщины стали более независимыми, стали много зарабатывать — и, как ни странно, это превратилось в апокалипсис. Мы стали лучшим рынком сбыта — чем-то вроде современного Китая для индустрии роскоши. Больше не надо выклянчивать у мужа деньги на новое платье или помаду. Женщины дорвались. И отупели.

Все достижения феминизма вдруг свелись к шмоткам и косметическим процедурам. И к торжеству желтой прессы, где любая может узнать, сколько именно целлюлита на заднице Скарлетт Йоханссон.

Ну так вот, у меня целлюлита ничуть не меньше, чем у Скарлетт. И мне на это наплевать. А несчастной меня делает то, что я знаю всего полтора языка — хорошо английский и плохо немецкий. И что я слаба в философии. И что посредственно знаю историю. И меня, конечно, беспокоят морщины — но гораздо больше волнуют извилины. Я понятия не имею, красива я или нет, но это и не важно — я нравлюсь своему мужчине, у людей я по большей части вызываю приятные чувства. И это точно не потому, что у меня какой-то такой нос, какие-то такие ноги или блестящие волосы. Все это лишь потому, что я — личность, и потому, что у меня есть мозг, способный думать и производить оригинальные мысли (не всегда, конечно). Может, я не интеллектуал, но честно пытаюсь — и это для меня куда важнее, чем уколы гиалуроновой кислоты или масса тела как у Натальи Водяновой.

Красота — она как деньги: чем ее больше — тем страшнее потерять. А интеллект, во-первых, никто не отнимет, а, во-вторых, это единственное, благодаря чему не мир оценивает нас, а мы сами оцениваем то, что нас окружает, и делаем свой уникальный выбор, и находим свою ноту в какофонии мнений и критериев (большинство из которых до того бездарны и архаичны, что принимать их всерьез — все равно что курить спайс).